Интервью Джордана Белфорта изданию ABC

Интервью Джордана Белфорта изданию ABC
В 1990-е годы, Джордан Белфорт, мультимиллионер и биржевой брокер, был одной из самых скандально известных личностей в финансовом секторе США. Он владел брокерской компанией, был в тесном контакте с наркоторговцами и не представлял своей жизни без кокаина. Он поддерживал свое благосостояние путем нечестной торговли акциями. В конце концов, вся его империя разрушилась.

А теперь пугающий вопрос: есть ли у человека шанс начать новую жизнь после всего этого? И если он есть, то можем ли мы вновь столкнуться с людьми, наподобие Джордана Белфорта, которого американцы, в период повышающейся фондовой конъюнктуры, прозвали «Волком с Уолл-Стрит»?

В те времена деньги обесценились, а мусорные акции только были изобретены. У Белфорта была брокерская фирма под названием Stratton Oakmont, которая, в течение определенного периода времени, занималась законной деятельностью. Затем он поддался жадности и начал применять классическую схему накачки и сброса, продавая инвесторам искусственно вздутые акции.

Он нанял на работу молодых торговцев и велел им «не вешать трубку телефона до тех пор, пока клиент не согласится на сделку или не умрет». Обманывая своих клиентов, Белфорт зарабатывал 50 млн долларов в год. У него был частный вертолет и яхта, его дети посещали самые престижные школы, и он не мог контролировать свое пагубное пристрастие к наркотикам.

В конечном счете, органы правопорядка поймали его, и он провел за решеткой 22 месяца за то, что обманул своих клиентов на 100 млн долларов. По решению суда, он должен выплатить всю эту сумму обратно, чем он сейчас и занимается, используя выручку от продажи двух автобиографических книг и своей деятельности. Хотите верьте – хотите нет, но он стал публичным оратором, и проводит лекции о негативных последствиях жадности, падении этики и важности моральных принципов.

Он считает, что его жизнь является поучительной историей для всех, и Голливуд с этим согласен. Знаменитый американский режиссер Мартин Скорсезе решил снять фильм «Волк с Уолл-Стрит» по мотивам истории Джордана Белфорта, утвердив на главную роль Леонардо Ди Каприо. Премьера картины состоялась недавно – в декабре 2013-го года. Кто знает, возможно, бизнесмены нашего времени тоже извлекут урок из этой истории.

Известной австралийской журналистке Монике Аттард удалось встретиться с Джорданом Белфортом и взять у него эксклюзивное интервью, чтобы узнать невероятную историю его жизни из первых рук. Что же они обсуждали в ходе совместной беседы? Ответ на этот вопрос вы найдете далее:

Люди: Интервью Джордана Белфорта изданию ABC
Моника Аттард: В первую очередь, мне бы хотелось узнать, как Вам удалось развести своих клиентов на целых 100 млн долларов?

Джордан Белфорт: В одном из подразделений моего бизнеса был такой большой спрос на акции, что я начал их аккумулировать. Акции значительно повысились в цене за счет огромного спроса, который я создал. Я продавал эти акции, и, в конечном счете, они вновь обесценивались, из-за чего инвесторы теряли свои деньги.

Разумеется, это происходило не каждый день, но даже одного раза в два месяца было достаточно для того, чтобы люди потеряли кучу денег. Я бы смог заработать в 10 раз больше, осуществляя подобные операции законным образом, и в этом весь парадокс. Если вы посмотрите на компании, которые разорились во время кризиса, по большей части, они осуществляли законную деятельность. Лишь небольшой компонент их бизнеса поддерживался за счет алчности и желания получить краткосрочную прибыль. В конечном счете, они заработали много денег за короткий период времени, но затем все это рухнуло. Именно такая ситуация произошла и со мной.

Лично мне, пришлось заплатить за это высокую цену… Я потерял свою семью, свободу (я провел 22 месяца в тюрьме), самоуважение – я чуть не погубил себя из-за пристрастия к наркотикам.

Моника Аттард: Каким же образом Вас поймали, Джордан, и за что?

Джордан Белфорт: На самом деле, меня поймали за то, что не было связано с нечестной продажей акций. Дело в том, что, находясь на пике своего безумия, я тайно вывозил деньги в Швейцарию. Впоследствии, банкира, с которым я вел бизнес, вычислили.

Все это произошло в США, и, решив сотрудничать с полицией, он предоставил ей список всех лиц, с которыми он осуществлял коммерческую деятельность. Я был в их числе.

Моника Аттард: Но мне непонятен один момент. Если Вы занимались бизнесом, который отчасти был легальным, почему же Вы решили опуститься до противозаконной деятельности?

Джордан Белфорт: Знаете, этим вопросом я задавался тысячу раз, ведь это было самым настоящим безумием. Суть в том, что существует очень тонкая грань между честолюбием и жадностью. Здорово быть достаточно амбициозным, чтобы выйти в мир, заявить о себе и заработать кучу денег. В этом и заключается основа капитализма и успеха.

Но когда честолюбие превращается в жадность, по сути, означающую желание заработать как можно больше и как можно быстрее, не беспокоясь о чувствах других и возможных последствиях, в конечном счете, оно вас разрушает. Вы начинаете думать только о себе и о том, что происходит именно сейчас.

Моника Аттард: Какой была Ваша жизнь в те времена?

Джордан Белфорт: Ох, я вел настолько роскошный образ жизни, что я даже не мог наслаждаться им в полной мере – большую часть времени я находился под действием наркотиков. У меня была яхта, частные самолеты и особняки во всех уголках мира – в общем, все атрибуты богатства. На самом деле, нет ничего плохого в том, чтобы быть состоятельным – просто я пришел к богатству неверным путем.

Я ни в коем случае не побуждаю вас отказаться от идеи заработать много денег, просто, не стоит следовать моему примеру… Деньги – это всего лишь инструмент, но в тот момент они взяли надо мной верх, чего нельзя было допускать. В этой жизни, не все сводится к деньгам. Если вы гонитесь только за ними, вы не будете счастливы. Лично я, постоянно чувствовал себя несчастным. В общем, деньги – это палка о двух концах.

Моника Аттард: Как я полагаю, Ваша семья тоже была несчастной?

Джордан Белфорт: Да, это правда… Если вспомнить мои отношения с женой… в общем, я считал себя отличным мужем и кормильцем семьи. Знаете, человеческий мозг – это такой удивительный инструмент. Он может обосновать все, что угодно.

Я был просто мастером в рационализации. Я постоянно твердил себе, какой я замечательный муж и отец, ведь мои дети жили в просторном доме и посещали лучшие школы. Но, на самом деле, не эти же вещи делают родителей образцовыми, разве не так? Я начал это понимать, когда впервые протрезвел. С тех пор я всеми силами стараюсь стать лучше. Сейчас, у меня уже вошло в привычку вести себя со своими детьми так, как положено, но в те времена мне следовало научиться тому, как стать хорошим отцом.

Я часто огладывался на прошлое, особенно, во время работы над своей второй книгой. В нем были такие ситуации, которые мне было очень тяжело описывать… Было просто мучительно осознавать, какую боль я причинял своей семье…

Люди: Интервью Джордана Белфорта изданию ABC
Моника Аттард: В своей книге, вы упоминаете интересную историю о брокере, с которым вы познакомились, начав работать в компании Rothschild Broking. Не могли бы Вы рассказать об этом подробнее?

Джордан Белфорт: Когда я впервые оказался на Уолл-Стрит, я был подобен беспомощному младенцу. Я воспитывался в замечательной семье. Моя мама была самой старой женщиной в штате Нью-Йорк, допущенной к практике юридической деятельности. Она была принята в Адвокатуру штата Нью-Йорк в возрасте 66-ти лет и с тех пор предоставляет безвозмездные юридические услуги женщинам, подвергшимся физическому насилию. Мой отец был дипломированным бухгалтером-ревизором, а мой брат одним из самых уважаемых адвокатов в штате. Нетрудно догадаться, каким было мое мировосприятие.

В то время я был влюблен в девушку, на которой собирался жениться. В первый день моего пребывания на Уолл-Стрит, ко мне подошел один парень во время ланча и спросил: «Эй, чувак, не хочешь нюхнуть?». Наверняка, Вам известны ключевые понятия Уолл-Стрит: «кокаин» и «проститутки».

Это был мой первый день на работе, и я ответил что-то вроде: «Чего? Я вообще-то не занимаюсь такими вещами, у меня есть девушка, которую я люблю, и я не употребляю наркотики». Однако через год или два, я уже подсел на все это.

Моника Аттард: Как на это отреагировали Ваши родители? Или они были не в курсе ваших дел?

Джордан Белфорт: Скажу кратко: на мой взгляд, большинство матерей отрицают множество вещей, касающихся их детей. Мне кажется, моя мать отказывалась признавать реальность – она понятия не имела о том, что я нарушал закон.

Практически такая же ситуация была и с моим отцом. Дело в том, что он работал на меня, но его деятельность не была напрямую связана с брокерскими операциями. Отец выполнял лишь обязанности бухгалтера и даже не подозревал, что занимается чем-то противозаконным. Он замечал некоторые нестыковки, но опять-таки находился в состоянии невосприимчивости, поскольку все это происходило очень медленно.

Давайте взглянем на сотрудников компаний Lehman Brothers и AIG и агентств, занимавшихся кредитным рейтингом, которые приписывали обеспеченным долговым обязательствам низкого качества статус «тройного А» (Triple-A). Начинали ли они свою деятельность с таким же менталитетом, как во время ее завершения? Конечно, нет!

Я уверен в том, что, на первых порах, у них все осуществлялось легально. Однако они начали сталкиваться с одним и тем же «мусором», который с каждым годом становился все более грязным. В США, в основе этих процессов находились ипотечные кредиты. В этом заключалась главная проблема, разве не так?

Моника Аттард: Да, Вы правы. Вновь вернемся к Вашей истории. Итак, в конечном счете, Вы оказались за решеткой. Мне бы хотелось узнать, как на Ваше присутствие отреагировали другие преступники, которых Вы встретили в тюрьме?

Джордан Белфорт: Знаете, самое интересное, что произошло со мной в тюрьме, это то, что я делил койку с известным актером Томми Чонгом. Наверняка, Вы знаете его по фильму «Укуренные». Он попал в тюрьму за какой-то мелкий проступок, и нас решили поселить в одной камере. Я познакомился с Томми, мы начали беседовать, и я рассказал ему свою историю. У него была примерно следующая реакция: «Чувак, да это просто сумасшедшая история! Ты должен написать об этом книгу!». Именно так я стал писателем.

Люди: Интервью Джордана Белфорта изданию ABC
Я просто сел и начал писать. Я пытался осмыслить свою жизнь. Следующий вопрос не давал мне покоя: как, черт возьми, я смогу примириться со своим прошлым, если у меня нет определенного будущего? Я просто не знал, как я это сделаю.

Я знал, что в моей жизни были определенные плюсы и минусы. Я пытался поставить себя в позицию, в которой я мог бы воспользоваться положительными моментами и не зацикливаться на негативных. И вот я начал писать, и вдруг моя история приобрела собственную жизнь. Права на публикацию моей книги были проданы издательству De Capo, и вскоре она стала бестселлером.

Затем я стал получать предложения о том, чтобы выступать перед аудиторией. Поначалу, мне не хотелось этого делать, так как у меня была масса ограничивающих убеждений о моем прошлом. Я стыдился своего прошлого, в моей голове мелькало множество противоречивых мыслей. В итоге, я начал выступать в колледжах бесплатно. Затем мне стали поступать предложения о том, чтобы я выступал в различных корпорациях и рассказывал о том, как стать успешным, не жертвуя своими моральными принципами. Мне кажется, что моя история является поучительной. Ведь все это, на самом деле, произошло со мной.

Моника Аттард: Наверняка, сейчас Вам платят огромные деньги за работу в качестве мотивационного оратора?

Джордан Белфорт: На самом деле, как бы это странно ни звучало, я больше не зацикливаюсь на том, чтобы заработать больше денег. Я просто отказался от этой затеи. Я уделяю больше внимания созданию ценности, поскольку главный сдвиг в моей жизни произошел в тот день, когда я перестал задавать себе вопрос: чем же мне заняться, чтобы заработать больше денег? Теперь я говорю себя о том, что я хочу принести людям настолько много пользы, чтобы деньги у меня появлялись автоматически.

Моника Аттард: Но, все же, деньги должны играть относительно важную роль в Вашей жизни, ведь Вам нужно вернуть долг инвесторам, которых Вы обманули. Разве не так?

Джордан Белфорт: Да, я выплачиваю им деньги, и полностью принял на себя это обязательство.

Суть в том, что людям постоянно приходится выбирать из двух альтернатив: заработать денег или принести пользу другим. Это не означает, что я полностью отказываюсь от денег, в них нет ничего плохого. Однако выполняя свою работу, я не думаю о том, как же мне стать еще богаче.

Я уже не смогу вновь вернуться к навязчивой идее о погоне за деньгами. В ней нет ничего плохого – если это делает Вас счастливым, то замечательно. Пожалуйста – работайте, становитесь богатыми. Что касается меня, то я нахожусь на совершенно другом жизненном этапе. Знаете, можно сказать, я прошел семь кругов ада, и мне удалось вновь вернуться к нормальной жизни. Поэтому стремление заработать деньги – это не главная цель моего существования. Не это желание мотивирует меня и побуждает меня подскакивать с кровати каждое утро.

Моника Аттард: Как Вы считаете, смогут ли так называемые «Волки с Уолл-Стрит» придумать более серьезные и эффективные мошеннические схемы в будущем?

Джордан Белфорт: Хороший вопрос. Страшно думать о том, что это может оказаться правдой. На мой взгляд, первый шаг к изменению чего-либо, будь это в Вашей личной жизни, карьере или мировой экономике, заключается в том, чтобы признать, что проблема существует. Именно на этой стадии находится наше общество.

Я считаю, что дни компаний с Уолл-Стрит и других уголков мира, которым удавалось скрываться, создавая финансовый хаос под видом порядочности, уже канули в лету. Игра окончена, и все знают о том, что происходит в мире. Сейчас все по-другому, ведь мы живем в эпоху интернета и изобилия СМИ. Общественная система сдержек и противовесов стала более жесткой.

Моника Аттард: И, наконец, мой последний вопрос на сегодня. Джордан, как Вы считаете, не получится ли так, что запах денег всегда будет побуждать людей постоянно хотеть большего?

Джордан Белфорт: И да, и нет. Я считаю, что во всем нужно стремиться к равновесию. На мой взгляд, многое зависит от тех крутых ребят – руководителей крупнейших банков. Они зарабатывают огромные деньги и в силах внушить правильные ценности своим сотрудникам.

Все идеи движутся в направлении сверху вниз – от начальства к подчиненным. Если в компании царит культура алчности, то все ее сотрудники станут алчными. Если же культура компании основана на честолюбии и уравновешивании капитализма необходимым количеством общественной сознательности, то она будет нанимать на работу совершенно других сотрудников.

Источник: www.abc.net.au/sundayprofile/stories/2662078.htm
Комментарии
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.